Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Право гражданина на изображение и его использование

u041eu0441u0442u0430u043bu0438u0441u044c u0432u043eu043fu0440u043eu0441u044b? u0411u0435u0441u043fu043bu0430u0442u043du0430u044f u043au043eu043du0441u0443u043bu044cu0442u0430u0446u0438u044f u043fu043e u0442u0435u043bu0435u0444u043eu043du0443:

n +7 (499) 322-26-53n
nu041au0440u0443u0433u043bu043eu0441u0443u0442u043eu0447u043du043enn

n”,”html_block”:”

Комментарий к Ст. 152.1 ГК РФ

1. Нормы комментируемой статьи не являются абсолютно новыми для отечественного гражданского законодательства. В соответствии со ст. 514 ГК РСФСР 1964 г. опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, в котором изображено другое лицо, допускались лишь с согласия изображенного, а после его смерти — с согласия его детей и пережившего супруга. Такого согласия не требовалось, если указанные действия совершались в государственных или общественных интересах либо изображенное лицо позировало автору за плату.

Необходимо отметить, что содержание и способы защиты права гражданина на изображение некоторым образом изменились.

Прежде всего законодатель сделал попытку определить соотношение понятий «изображение гражданина» и «произведение искусства», указав, что защите подлежит именно изображение. С точки зрения норм, содержащихся в комментируемой статье, изображение гражданина может быть выражено не только в форме произведения искусства, но и в какой-либо иной. Вместе с тем представить себе иную форму воплощения изображения гражданина помимо произведения искусства (живописного портрета, фотографии, а также видеозаписи) весьма затруднительно. Можно было бы предположить, что иной формой воплощения изображения служит словесный портрет гражданина, однако из смысла норм ст. 152.1 ГК РФ этого не следует.

Основным обстоятельством, возникшим в результате разграничения понятий «изображение» и «произведение искусства», является то, что автор изображения, как правило, не будучи лицом, чье изображение подлежит правовой охране, обладает своим собственным комплексом авторских прав. Однако осуществление этих авторских прав, в том числе права на обнародование произведения, целиком зависит от правомерности изготовления соответствующего изображения гражданина.

2. Право на охрану изображения гражданина сформулировано законодателем как абсолютное. Гражданин вправе требовать применения соответствующих случаю мер гражданско-правовой защиты от любого лица, неправомерно использующего его изображение.

В то же время комментируемая статья содержит закрытый перечень случаев, в которых обнародование и использование изображения гражданина являются правомерными.

Без согласия гражданина, чье изображение используется, или иных названных в комментируемой статье лиц, допускается обнародование и использование изображения в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Первый случай затрагивает интересы прежде всего так называемых публичных лиц — политиков, ряда государственных служащих и иных граждан, информация о деятельности которых является социально значимой. По этой причине изображение первых лиц государства обнародуется и используется без их согласия, хотя необходимо признать, что время, место и иные обстоятельства, при которых получено изображение такого гражданина, могут иметь значение. В известном решении Европейского суда по правам человека от 24 июня 2004 г. позиция национального суда о том, что некое «публичное лицо» является «значимой фигурой современной истории и, следовательно, [она] должна терпимо относиться к публикации без ее согласия рассматриваемых фотографий, которые все без исключения были сделаны в общественных местах».

Разумеется, к использованию изображения в государственных, общественных или иных публичных интересах относятся и случаи обнародования изображения граждан, разыскиваемых в связи с совершением преступлений, или без вести пропавших граждан.

Пункт 2 абз. 3 комментируемой статьи допускает обнародование и использование изображения гражданина, полученного в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. Предполагается, что граждане, находящиеся в таких местах, осознают возможность их фото- или видеосъемки и, поскольку этого места или мероприятия они не покидают, подразумевается, что они согласны на использование возможных изображений.

К мероприятиям публичного характера законодатель отнес различного рода собрания, съезды, конференции, концерты, представления, спортивные соревнования. Вместе с тем в перечне мест и мероприятий нет так называемых закрытых («клубных») мероприятий. Не упомянуты напрямую в комментируемом пункте кафе, ресторан, прогулочный теплоход, казино или ночной клуб. Правовой режим охраны изображений граждан, полученных в такого рода заведениях, зависит от того, можно ли считать указанное место открытым для свободного посещения. С целью исключения споров, связанных с охраной изображений граждан, многие организации, даже будучи открытыми для всех желающих, тем не менее устанавливают такие правила посещения, которые исключают возможность не только проведения съемки находящихся на территории этой организации граждан, но и использования соответствующих технических устройств.

Вместе с тем изображение гражданина, полученное в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, не может быть обнародовано или использовано в случаях, когда такое изображение является основным объектом использования (например, занимает большую часть снимка).

Третий случай допускаемого обнародования и использования изображения без согласия гражданина, чье изображение используется (или иных указанных в законе лиц), — когда гражданин позирует за плату.

Соглашение, в силу которого одна сторона (натурщик) позирует другой стороне (художнику, оператору или иному лицу, изготавливающему изображение на любом материальном носителе), неизвестно части второй ГК РФ. Такое соглашение нельзя определить лишь как договор возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК), поскольку его предметом является прежде всего порядок обнародования и использования изображения гражданина. Очевидно то, что это возмездный договор. Неопределенность правовой природы названного соглашения затрудняет правовое регулирование таких отношений, в частности, при установлении позирующим за плату лицом условий дальнейшего использования его изображения.

3. Субъект-правообладатель — гражданин, чье изображение подлежит охране, вправе дать согласие на обнародование и дальнейшее использование изображения. Обнародование изображения может быть по аналогии с обнародованием произведения (ст. 1268 ГК) определено как осуществление действия, которое впервые делает изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

Способы правомерного дальнейшего использования изображения гражданина могут быть различными. Изображение может использоваться как в неизменном виде (формате), так и в другом масштабе или цвете, с нанесением его на товары, с включением в композицию товарного знака или знака обслуживания и т.п.

Согласие на обнародование и использование изображения, предоставляемое гражданином (его детьми, супругом, родителями), по своей природе является гражданско-правовой сделкой. По этой причине такое согласие может содержать в себе ряд условий. Комментируемые нормы не запрещают дать такое согласие на срок, а также с условием ограничения или перечисления способов использования изображения (например, исключительно в рекламе или, напротив, лишь путем нанесения изображения на тот или иной товар и др.). Не исключается установление гражданином и территориальных пределов допустимого использования его изображения тем или иным способом.

Кроме того, согласие гражданина на обнародование и использование его изображения может быть выражено при заключении таким гражданином договора с лицом, которое приобретет право использования этого изображения. Данный договор может быть заключен не только при изготовлении изображения, но и после начала неправомерного использования уже полученного изображения гражданина. Однако природа такого соглашения в законодательстве и правовой науке не определена.

4. В случае смерти гражданина, чье изображение подлежит охране, такое изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей.

В этой норме ст. 152.1 ГК РФ наблюдаются существенные отличия от норм наследственного права, в соответствии с которыми универсальное правопреемство состоит в переходе комплекса имущественных прав и обязанностей гражданина к его наследникам по завещанию или наследникам по закону. Личное неимущественное право гражданина на охрану его изображения в порядке универсального правопреемства не переходит (статья 1112 ГК России); это означает, что перечисленные в законе члены семьи умершего правообладателя, выдавая соответствующее согласие на обнародование и использование изображения, осуществляют свои субъективные права.

Нетрудно заметить, что круг лиц, названных в ст. 152.1 ГК РФ, схож с кругом наследников первой очереди по закону (ст. 1142), однако не совпадает с ним полностью.

5. Способы защиты личного неимущественного права на охрану изображения не закреплены в ст. 152.1 ГК РФ. Таким образом, в соответствии со ст. 150 Кодекса, нематериальные блага защищаются посредством компенсации морального вреда, а также иными способами (ст. 12) в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Помимо универсального способа защиты нематериальных благ — компенсации морального вреда — способом защиты изображения личности следует считать пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Опираясь на ст. 12 ГК РФ, гражданин, чье право нарушено, может потребовать прекращения использования его изображения, в том числе, например, путем изъятия соответствующих материальных носителей или публикации решения суда о допущенном ответчиком нарушении.

Казалось бы, что такого — сфотографировать кого-то и опубликовать фотографию в глобальной сети? Однако такие действия могут быть расценены как нарушение права гражданина на изображение. Чтобы не оказаться правонарушителем, при производстве фото- и видеосъемки необходимо соблюдать законодательно установленные требования.

Помимо того что фотографии граждан могут быть отнесены к биометричес­ким персональным данным, на использование которых оператору необходимо получить согласие сфотографированного лица, такие изображения также представляют собой особый объект защиты гражданского права. Изображение гражданина рассматривается федеральным законодателем как нематериальное благо, которому предоставляется правовая защита по правилам главы 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита». Регулирование допустимых вариантов использования изображения гражданина осуществ­ляется специальной нормой ст. 152.1 ГК РФ. Эти положения российского законодательства соответствуют Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 8), а также правовой позиции Европейского суда по правам человека: концепция частной жизни распространяется на аспекты, относящиеся, в частности, к установлению личности. В том числе на имя лица, его физиологичес­­кую и психологическую неприкосновенность и изображение (постановления по делу Бургхартц против Швейцарии от 22.02.1994, по делу Фон Ганновер (принцесса Ганноверская) против Германии от 24.06.2004, по делу Шюссель против Австрии от 21.02.2002).

Условия договора на использование изображения остаются на усмотрение его сторон

В соответствии со статьей 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видео­записи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей.

Согласие гражданина на обнародование его изображения и его последующее использование может быть выражено различными способами. Исходя из принципа свободы договора, гражданин может предоставить право использования его фотографии на определенных условиях, в том числе за плату (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2008 № Ф08-1048/08 по делу № А53-16736/2006-С2-8).

Изображение может быть использовано как в неизменном виде (формате), так и в другом масштабе или цвете, с нанесением его на товары, с включением в композицию товарного знака или знака обслуживания и т.п. Само согласие гражданина на использование его изображения является гражданско-правовой сделкой, поэтому такое согласие может содержать в себе ряд условий, в частности, о сроке, на который согласие дается, условие ограничения или перечисление способов использования изображения (например, исключительно в рекламе или, наоборот, лишь путем нанесения изображения на тот или иной товар и др.). Не исключается установление гражданином и территориальных пределов допустимого использования его изображения тем или иным способом.

Договор на обнародование изображения может быть заключен не только при изготовлении изображения, но и после начала неправомерного использования уже полученного изображения гражданина (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2010 № 13679).

Согласие гражданина на использование его изображения требуется не всегда

Согласие гражданина на использование его изображения не требуется в трех случаях:

  • использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
  • гражданин позировал за плату.

Факт использования изображения в государственных, общественных или иных публичных интересах необходимо будет доказать ответчику. Так, по одному делу на телеканале НТВ была показана передача под названием «ЧП: Расследование. Рынок жулья». Данный репортаж был посвящен сделке по продаже жилого помещения. В одном из эпизодов передачи был показан истец, произносящий фразу о том, что он отказывается отвечать на какие-либо вопросы, после чего уходит. Истец работал в риелторском агентстве в должности начальника юридического отдела на момент съемки, а также в период судебного разбирательства. Передача была посвящена проблемам, связанным с мошенническими действиями застройщиков, риелторов, проблемам коррупции в сфере психиатрической помощи, бытовых и семейных споров по вопросам недвижимости.

Суд в данном деле отказал истцу в удовлетворении заявленных требований, отметив следующее. Кадры с изображением истца были получены в коридоре организации, на них присутствуют и другие люди. При этом просматривая сюжет в целом, невозможно прийти к выводу, что истец причастен к совершению каких-либо противоправных действий. Из текста сюжета усматривалось, что в нем освещаются важные общественно значимые вопросы безопасности, жизни, здоровья и собственности. С этой целью представляется объективная информация об имевшей место в действительности гражданско-правовой сделке, чтобы телезрители могли оценить ситуацию со слов каждого из ее участников, составив объективное мнение о реальной ситуации на рынке жилья. Интерес аудитории является общественно значимым, в связи с чем изображение гражданина, имевшего непосредственное отношение к сюжету, суд признал правомерным (Определение Московского городского суда от 28.10.2010 по делу № 33-30915). Как видимо, в данном деле имело место сразу два обстоятельства, при которых согласие изображаемого гражданина не требуется — проведение съемки в публичном месте и в публичных интересах.

Право на изображение имеет даже Президент

Запрет на использование изображения гражданина без его согласия носит абсолютный характер. Публикация фотографий граждан в газетах и иных изданиях без их согласия нарушает их права, гарантированные Конституцией РФ, и не нарушает права самого издательства на информацию, поскольку реализация прав и свобод одних лиц не должна приводить к нарушению прав и свобод других. Тем более такое использование будет признано незаконным, если помимо публикации фотографии в нее были внесены какие-либо изменения. Один из примеров судебных актов с подобными выводами приведен в Обзоре практики рассмотрения судами РФ дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта (опубликован в «Бюллетене Верховного Суда РФ», 2007, № 12). Гражданин обратился в суд в связи с публикацией в средстве массовой информации его изображения без получения согласия гражданина, при этом в фотографию были внесены искажения — дополнение пороков кожи. Истец посчитал, что такими действиями нарушено его право на личное изображение, поскольку оно не соответствует действительному изображению. Несмотря на ссылки ответчика на творческий подход к видению проблемы, Останкинский районный суд г. Москвы в решении указал, что в данной ситуации имеет место не творческий подход, а искажение действительного изображения.

Законом не предусмотрены изъятия в части правовой охраны изображений каких-либо отдельных категорий граждан. Поэтому правила об охране изображения гражданина распространяются и на иностранных граждан, а также лиц без гражданства (п. 2 ст. 2, ст. 4 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»). Кроме того, эти правила действуют и в отношении граждан, имеющих публичный статус.

Так, по одному делу ФАС Поволжского округа указал, что использование организацией при оказании платных услуг по подготовке обращений и жалоб в государственные и муниципальные органы изображения Президента РФ представляет собой его использование в коммерческих целях. Следовательно, на такое использование требуется согласие Президента РФ (постановление от 02.06.2011 по делу № А55-19988/2010).

Видеосъемка в общественных местах ничьих прав не ущемляет

Когда встает вопрос о правомерности использования изображения гражданина, как правило, речь идет о фотографии. Но к изображению относится еще и видеозапись, на которой изображен человек. А производство видеосъемки затрагивает не только право гражданина на изображение, но и его право на неприкосновенность частной жизни. Правда, при рассмотрении дел данной категории суды не подходят формально к оценке обстоятельств. Например, действующим законодательством РФ не запрещено устанавливать видеокамеры с целью обес­печения охраны правопорядка, и это не является нарушением права на частную жизнь.

Так, в одном деле суд указал следующее. Установление видео­камеры над подъездом дома не влечет нарушения прав на частную жизнь, поскольку, как следует из представленной фотографии, камера фактически установлена на улице, в дверном косяке подъезда. Улица, даже в непосредственной близости от подъезда дома, где проживает истец, не является той средой обитания, которая неприкосновенна, поскольку это открытое пространство, не обеспечивающее никому мира интимных и деловых интересов, скрытого от чужих глаз не в силу установления камеры видеонаблюдения возле подъезда, а в силу самого понятия «улица». При этом необходимо учитывать, что те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других, гражданин не будет демонстрировать на улице, даже в непосредственной близости от подъезда дома, в котором он проживает. Поскольку обстоятельств дела, которые свидетельствовали о нарушении прав истца на частную жизнь, установлено не было, в удовлетворении ее требований суд отказал (Определение Московского городского суда от 14.07.2011 по делу № 33-19342).

Видеосъемка допустима и в корпоративных отношениях, допустим, при проведении заседаний советов директоров и общих собраний участников или акционеров в хозяйственных обществах. Порядок принятия решения о возможности использования видеосъемки действующим корпоративным законодательством РФ не регламентирован. Вместе с тем с учетом императивных предписаний статьи 152.1 ГК РФ такое решение должно быть принято всеми участниками соответствующего собрания, поскольку это затрагивает их права. К такому выводу пришел ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 17.12.2009 по делу № А31-3140/2009.

Заметим, что ответственность возможна не только за распространение материалов видео­съемки, но и за их создание, особенно если необходимость получить согласие на видео­съемку установлена нормативным актом или же видеосъемка запрещена вовсе. Например, в одном деле сотрудник государственного учреждения трижды проводил видеосъемку на своем рабочем месте, а затем пуб­ликовал видео в Интернете, несмотря на запрет несанкционированной видеосъемки. В итоге работник был уволен, и суд не нашел оснований для признания действий работодателя незаконными (Определение Мос­ковского городского суда от 26.04.2011 г. по делу № ­33-12252).